Примечательности

Город «ХА»

По мнению коренного харьковчанина и художника-литератора Вагрича Бахчаняна Харьков – очень большой город.

Уже в эмиграции, пребывая в Вене, Вагрич сочинил о Харькове шаржевый скетч в 1974 г., в котором указал, что из одного конца Харькова в другой нужно лететь 4 часа и 42 минуты. Почему именно так, не знаю. Да и в каком именно самолете?

Но сущность всего города ХА действительно заключается в его непостижимом многообразии, охватывать которое можно только с высоты птичьего полета, например, над огромной Площадью Свободы. Хотя я бы все же предпочла написать Майдан Свободы. Именно с персидско-иранским  происхождением:  میدان‎ [meydan] – любая открытая площадка, парк или площадь, избегая каких-либо отсылок к древнегреческому слову πλατεῖα.

Недавно в Национальном художественном музее Киева проводилась выставка работ представителей харьковского авангарда под названием «Місто ХА». Именно на этой выставке мне посчастливилось отыскать для себя просто невероятно емкое изречение, представленное в проекте «Лабораторная работа» Антоном Ткаченко обо всем, что характеризует Харьков.

Как говорится, ничего лишнего.

И да простят мне мой плагиат организаторы. Но название выставки мне захотелось повторить в публикации.

В моем рассказе не будет глубоких отсылок к истории создания какого-либо объекта.

Я лишь хочу выразить восхищение городу, который даже в плохую погоду, способен придать любой прогулке привкус туманного очарования.

Обычный Харьков – не сладкая конфета словно какой-нибудь вылизанный европейский городишко, а скорее горьковатый миндаль. Он самобытен: с недостроенными домами-высотками, грязно-топкими парками, мрачновато-спокойными людьми на окраинах и голодными псами.

Центральный Харьков – это суетная жизнь. Жизнерадостная улица Сумская предлагает себя всем желающим. Это моя шутливая отсылка к В. Маяковскому:

«Один станок – это просто станок.
Много станков – мастерская.
Одна шлюха – это просто шлюха.
Много шлюх – Сумская».

Только в 1923 г. беспризорная и голодная Сумская предлагала себя за 10 копеек, а теперь все намного дороже и солиднее.

Но начну я не с Сумской, она будет позже. Я начну с Владимира, только Высоцкого.

30 мая 1978 года Высоцкий дал подряд три концерта в новооткрытом Дворце спорта в Харькове, и это был его последний официальный визит.

Сейчас это обшарпанное здание, но возле него стоит памятник. Говорят, что он один из лучших монументов, посвященных поэту. Не мне судить. Объемно, а главное, нравится харьковчанину-активисту Сергею Сосненко, который уже почти тридцать лет собирает все, что связано с именем его кумира

Памятник установлен 21 августа 2013 года. Проект харьковчанина Александра Демченко. Высота монумента составляет более 5 м. Комплекс «Вертикаль», объединяющий памятник и скалодром в форме арки, который располагается на небольшом расстоянии за памятником и как бы обрамляет монумент. Высота скалодрома составляет около 18 м.

Наши фотографии вышли просто как в фильме «Вертикаль», с туманом, мелким снегом, а впереди – лежит обратный путь к базовому лагерю.

До нашего базового лагеря было еще далеко, а вот следующий объект – просто прекрасен. Сказочный замок в тумане на охраняемой территории. На самом деле мы бы могли попросить охранника впустить нас за ограду, но возникли бы вопросы. Так что здание селекционной станции в стиле украинского архитектурного модерна мы сфотографировали сквозь железные прутья.

Селекционная станция построена в 1913 году архитекторами Е. Н. Сердюком и М. Ю. Харманским. В настоящий момент на территории располагается НИИ растениеводства, селекции и генетики имени В. Я. Юрьева.

Я благоговею перед шедеврами подобного рода. В пластике селекционной станции просматривается скорее романтическая, чем рационалистическая тенденция модерна: палаточная с преломлением крыша, четкий входной ассиметричный ризалит,

скромный орнаментальный декор, созданный за счет мастерски уложенной кирпичной кладки. И конечно же, мансардочки и шестиугольные окна верхнего яруса.

Кстати, автор селекционной станции, Е. Н. Сердюк, был учеником В. Г. Кричевского, одного из основоположников украинского архитектурного модерна, который в 1903 г. назвали псевдо-мавританским стилем, потому что не могли определить, к какому же течению отнести проект Полтавского губернского земства, разработанный В. Кричевским.

В свою очередь, соавтор селекционной станции, М. Ю. Харманский, принимал непосредственное участие в 1893 г. в разработке внутреннего и внешнего декора Драматического театра (на сегодняшний день это Харьковский государственный академический украинский драматический театр имени Т. Шевченко) в Харькове. Архитектору тогда исполнилось едва за 30, и неоклассицизм был ему более по сердцу.

Но вернусь-ка я опять к памятникам архитектуры на Московском проспекте.

Следующим объектом, который достоин внимания любого любителя стиля декоративного искусства, или же ар-деко, является, собственно, в некотором роде помпезное здание, но все же подчиненное законам суровой пластики, а именно «Рабочая поликлиника», построенная в 1927 г. по проекту архитекторов В. А. Эстровича и А. В. Линецкого.

Вплоть до 60-ых гг. 20 ст. стиль ар-деко считался эклектичным. Впрочем, синтез модерна и неоклассицизма по-другому и не назовешь. Наверное, это здание портит облицовка и белые оконные рамы. Ведь совсем рядом, стоит лишь немного отвести глаза, и можно увидеть ленточные окна конструктивизма, а не отвратительно-помпезный неоампир. По-моему, прелестный и функциональный подход к освещению лестничной площадки.

В остальном же здание имеет черты намеренно дорогой и солидной якобы красивости.

Кстати, один из создателей поликлиники, архитектор В. А. Эстрович, специализировался на проектировании медицинских учреждений уже в годы сотрудничества с советской властью.

А второй творец здания, А. В. Линецкий, именно в Харькове спроектировал  первый в мире и стране Дворец пионеров и октябрят. На сегодняшний день это Харьковский областной Дворец детского и юношеского творчества по улице Сумской.