Изюминки

Виктор Пальмов и 4 колористических полотна в арт-центре «Мистецький Арсенал»

Другая картина, которая безгранично поражает мое воображение, вызывая бурю эмоций, − это автопортрет Пальмова с его женой Капитолиной (лица персонажей вытянуты, черты заострены, укрупнены, они до невозможного безобразия похожи друг на друга). Невозможно оценить это полотно, не увидев его собственными глазами, а лучше в полумраке под косыми лучами падающего сверху света ламп в помещении Арсенала. Оформители при правильно настроенном освещении предоставляют зрителю огромное преимущество − лицезреть лица, тела и предметы одежды Пальмовых в полумраке, когда красный и желтые цвета буквально вырываются вперед, пламенеют перед глазами и бросают в дрожь, а более холодные цвета отбрасывают чету Пальмовых назад, чтобы реципиент не погрузился в них полностью, а сумел осознать, что они всего лишь персонажи портрета.

palmov111
В. Н. Пальмов. Автопортрет с женой. Холст, масло. 1920-21 гг. (92×67,5)

Чтобы запечатлеть текстуру холста, мне посчастливилось сделать видео. Между прочим, охранник даже не смотрит в сторону любопытных зрителей. А ведь все может случиться: картины Пальмова ничем не защищены.

Один случай, который связан с Капитолиной и ее обучением плаванию, я уже упоминала выше, но есть и другие интересные моменты, которые в какой-то мере характеризуют чету Пальмовых.

Опять со слов Дмитрия Горбачева:

Нудизм и культ тела процветал в 1920-х годах в доме известного живописца-футуриста Пальмова, живущего на улице Дорогожицкой. Как-то в гости к нему зашел художник Николай Тряскин. Двери открыла жена Пальмова Капитолина. Сказала, что муж принимает ванну, попросила подождать и усадила за стол. Они уже было начали пить чай, как на пороге появился хозяин дома… совершенно голый.

− А что в том такого, − равнодушно произнес Пальмов, увидя недоумение гостя. − Капитолина меня голым видела, а Вы натурщиков еще недавно каждый день рисовали. Так зачем одеваться, если мне и так хорошо?

Возмущенный Тряскин молча вышел.

И еще одно воспоминание, связанное с четой Пальмовых, от Т. С. Гомолицкой-Третьяковой, приемной дочери поэта С. Третьякова, друга В. Маяковского.

Будучи маленькой девочкой, она жила с родителями в Чите при художественно-промышленной школе в одной квартире с ее директором Виктором Пальмовым.

В ней три комнаты и кухня. Одну занимает Пальмов с женой, в другой мы, а третья, проходная-столовая, где собираемся все вместе за едой. Рядом со мной сидит, подобранный котенком, абсолютно черный кот по имени Кнопка. Лапу он кладет на край стола и зорко следит за тем, что едят. Сам он ест все, даже хлеб с горчицей − время голодное. Готовит, видимо, мама, жены Пальмова на кухне я не помню.

Так что Т. Третьякова прекрасно запомнила, что Капитолина не занималась кулинарными делами, а готовила только мать Татьяны.